Независимая газета ТЕНЬ

ПУБЛИКАЦИИ

№ 3, Декабрь 1998

ИЗБРАННОЕ

                            Заявление Учредителя

                  "ТЕНЬ" УПОЛНОМОЧЕНА ЗАЯВИТЬ

В последние недели начался беспрецедентный наезд на газету "Тень" и ее соучредителя Игоря Седова. Идет наглая травля как со стороны бандитских формирований, так и со стороны государственных чиновников. Возможно, эти одновременные действия не случайны.

Мы уже писали о том, что в Совете депутатов Дмитровского района звучали призывы обратиться в прокуратуру в связи с содержанием газеты. Добавим, что там же прозвучало предложение запретить фабрике офсетной печати № 2 печатать газету "Тень". С тех пор появились факты наезда на соучредителя со стороны бандитов и госструктур.

С бандформированиями вопрос будет решен силами спецподразделений РУОП и ФСБ, которые уже проинформированы. И безусловно, примут серьезные меры.

Госчиновников, которых задевает и дальше будет задевать наша газета, также хотим предупредить: не советуем оказывать нам противодействие в какой-либо форме. Независимую газету "Тень" поддерживают очень влиятельные силы и структуры. В случае устранения от участия в газете кого-либо из соучредителей эти силы продолжат дело, будут выпускать газету с большим тиражом и периодичностью. И тогда кому-то из чиновников прийдется очень не сладко, если не сказать больше.

Угрозы, конкретные действия по зажиму "Тени" и ее соучредителей могут очень дорого обойтись любому недоброжелателю.

Учредитель газеты "Тень".

Коррупция

                             ВЗЯТКА

В июле этого года практически все московские телеканалы обошел сюжет о получении взятки должностным лицом Госналогинспекции по городу Дмитрову Светланой Апанцовой. Уголовное дело вел следователь по особо важным делам Дмитровской горпрокуратуры юрист 1 класса Александр Косарев.

Теперь об этом преступлении можно написать. Совсем недавно, в ноябре, в деле была поставлена точка. Под председательством председателя Дмитровского городского суда Александра Иванова состоялся суд, который подтвердил получение взятки Апанцовой и вынес ей обвинительный приговор.

В принципе, государство с принятием нового Уголовного кодекса России смягчило наказание по всем частям статьи о получении взятки, тем самым косвенно одобрив это начинание. Если раньше взяточник мог загреметь под смертную казнь, то теперь максимум, что ему грозит – 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. И лишь при отягчающих вину обстоятельствах.

В принципе, логика в этом есть. Сегодня при довольно низких зарплатах в госорганах без взяток жить очень непросто. Да и те копейки, которые получают государственные или муниципальные служащие на местах чаще всего выплачиваются с огромной задержкой. Что ставит подчас людей в очень сложное положение. Надо кормить семьи, растить детей.

Вместе с тем работа у них часто сопряжена с риском для жизни. Как, например, у налогового инспектора. По результатам проверок могут быть начислены на налогоплательщиков огромные суммы. Перед инспектором может встать дилемма: пойти навстречу людям, снизить суммы налогов и штрафов и взять взятку за труды либо ничего не сделать и быть избитым или убитым за несговорчивость. На тех, кто берет взятки, не нападают. А на остальных?

Фактов нападений в Дмитровской налоговой инспекции за 8 лет существования не отмечено. Зато они были в Дмитровском райотделе налоговой полиции, что по соседству. Никто не хотел бы стать очередной жертвой. В криминальном Дмитрове это делается запросто. Зато добиться затем осуждения преступников почти невозможно.

Но вернемся к делу Апанцовой. 16 июля в Дмитровский ОВД поступило заявление от заместителя директора ООО “Промкомбинат” 27-летнего Станислава Субачева о вымогательстве взятки в 2000 долларов США за уменьшение штрафных санкций к предприятию со стороны главного госналогинспектора Апанцовой. В заявлении Субачев также предложил содействие и помощь органам ОВД в уличении преступных действий инспектора.

Милиция вместе с прокуратурой сработали на удивление оперативно. Далее все развивалось по сюжету детективного жанра. В тот же день прокурор Надежда Теплова возбудила уголовное дело и дала санкцию на обыск в квартире предполагаемой преступницы, а в ОВД пометили спецсредством 100-долларовые купюры, активному помощнику выдали диктофон для записи разговора.

Вечером того же дня в квартире Апанцовой Субачев вместе с сослуживцем помощником директора 24-летним Владимиром Огневым вручили инспектору конверт с 2000 долларов. Когда предприимчивые бизнесмены выходили из квартиры, вошли сотрудники прокуратуры и милиции, которые застали Светлану с конвертом в руках. Затем оттуда извлекли американские деньги. На каждой купюре при освещении ультрафиолетовой лампой высвечивалась пометка “16.07.98. Взятка”.

В тот же день майор милиции Александр Данилов произвел обыск на рабочем месте инспектора в ГНИ, где были обнаружены черновики актов проверки ООО. Могут же работать, когда хотят.

Сразу после получения взятки Апанцова была арестована и заключена под стражу. На другой день на первом допросе Светлана на вопрос, за что и почему ей принесли деньги, ответила:

-- Деньги они принесли сами, и инициатива исходила от них. За что они мне принесли деньги, я не знаю. …Что было в конверте, я на тот момент не знала.

Но уже через 5 дней Апанцова написала чистосердечное признание (видимо, изолятор временного содержания на нее сильно подействовал). Она сообщила, что в ходе проверки ООО выявила нарушения на сумму 300 тысяч рублей. И далее пишет: “Субачев меня очень просил, очень умолял помочь ему, иначе у предприятия нет таких средств, для них это конец деятельности, умолял сделать все, что возможно. Мне его было жалко, я его пожалела. Был подписан –акт и решение на 50,0 тыс. руб.”

Субачев, правда, свою спасительницу позже не пожалел. Светлана также призналась, что за снижение суммы она уже получила через мужа Василия Копцева взятку в 5000 рублей. Но позже возникли новые обстоятельства и новый акт, по которому еще одна сумма в 60 тысяч рублей была снижена до 21 тысячи. За эту услугу она и получила конверт с долларами.

В ходе следствия менялись показания и у ее мужа Копцева, бывшего командира одной из войсковых частей Дмитровского района, а ныне инженера отдела реализации ОАО “Дмитровское предприятие по переработке пищевых продуктов”. Сначала он отпирался в передаче 5 тысяч рублей своей жене и назвал показания Субачева оговором. Но в суде подтвердил, что действительно Субачев приезжал к ним домой и передавал сверток для жены. О содержании свертка якобы не знал. Думал, что документы. Но разве документы принято приносить домой, а не в налоговую инспекцию? И что значат его обвинения в клевете Субачева:

-- Субачев клевещет на меня по поводу того, что будто я возмущался, что он мало денег принес.

Кто из них на кого клеветал, суд не установил. Да это и невозможно уже сделать. Но в любом случае, в этой истории все стороны выглядят далеко не лучшим образом: Апанцова -- за занижение штрафных санкций и получение взятки в два этапа, Копцев – за дачу разных показаний в ходе следствия, Субачев и Огнев – за непоследовательность своих действий и провокацию на взятку. Тот же Субачев сразу после дачи первой взятки не обратился в ОВД за помощью и защитой, видимо, сумма его вполне устраивала. Хотя проведи Апанцова акт на всю сумму, еще неизвестно, кто бы оказался на скамье подсудимых. Но вот 2000 долларов молодому бизнесмену стало жалко. Вот как бывает: для государства – жалко, для инспектора – тоже. Когда денег много, расставаться с ними ох как тяжело. И в виде налогов, и в виде взяток.

Примерно также действовали “герои” по другому делу о взятках. В 1995 году народный судья Дмитровского суда Джульетта Бандура с участием прокурора Виктора Андрущенко рассмотрела уголовное дело в отношении начальника Управления по регистрации юридических лиц Администрации Дмитровского района Сергея Левитина. Как выяснилось, Левитин 4 раза получал взятки от некоего Николая Сорокина за регистрацию учредительных документов ТОО “Медфармсервис”, ИЧП “Сорокин и К”, филиала страховой компании “Аскойл”. И лишь на четвертый раз Левитин был взят с поличным. Заметим, что трижды Сорокин давал взятку, как он сам признался, Левитину, и ни разу об этом не заявлял. Хотя, по сути, совершал преступление. Значит, его это устраивало. Регистрация названных предприятий давала ему прекрасные возможности вести неплохой бизнес. Но в один прекрасный момент платить, видимо, надоело. И он сдал Левитина с потрохами за взятку в 1 миллион рублей. По тем временам совсем небольшая сумма – не более 300 долларов.

Как в суде удалось доказать 4 факта получения взятки, сказать трудно. Почему показания Сорокина имели больший вес, нежели показания Левитина также необъяснимо. Но, так или иначе, суд приговорил Левитина к лишению свободы сроком на 5 лет с конфискацией имущества. Однако, вскоре Мособлсуд отменил приговор. Да еще переквалифицировал действия осужденного с части 2 на менее серьезную часть 1 статьи 173 УК РСФСР и снизил наказание до 3 лет. Как могло так получиться? Значит ли это, что судья Бандура проявила некомпетентность и непрофессионализм? А ведь речь шла о человеке, его судьбе. И ошибки тут недопустимы.

В случае с Апанцовой суд подошел к ней очень лояльно. В ГНИ по г. Дмитрову она проработала менее года. А в отделе налогообложения прибыли негосударственных предприятий, который возглавляет Константин Силаев, и того меньше – чуть более полугода. Работая именно в этом отделе. Она и пошла на взятку. Кто научил Апанцову за такой короткий срок принимать посетителей у себя на квартире и оказывать специфические услуги остается загадкой. Ведь раньше, как она утверждала, подобного не было.

Наказание суд выбрал предельно мягкое. Учтя чистосердечное раскаяние, активное способствование раскрытию преступления, положительные характеристики суд приговорил Апанцову к 2 годам лишения свободы условно с лишением права занимать должности на государственной службе сроком на 3 года. Как говорится. Отделалась легким испугом. Вспомним того же Левитина, которому повезло куда меньше.

Ох уж эта наша действительность! Чем больше взятка, тем меньше наказание. Вспомните баснословные гонорары за неизданную книгу некоторых членов Правительства. Там вообще никого не судили. И все остались при больших должностях. Правосудие больше существует для маленьких, не наделенных большой властью людей. Монстры коррупции редко попадают на скамью подсудимых. В этом трагедия России.

Что объединяет два дмитровских дела о взятках? То, что никто из взяткодателей не был привлечен к судебной ответственности, хотя давали взятки не по одному разу. Они остались и при деньгах, и при своих интересах, а в сознании некоторых людей еще и борцами с коррупцией. Хотя в первую очередь незаконные действия совершали именно они. Потому что сначала деньги ДАЮТ, а уж потом БЕРУТ. Так кто из них заслуживает большего наказания?

Сергей СТАНИН.

(Газета "Тень", N 3, декабрь 1998 г.).

Независимая газета "ТЕНЬ" Газета "ТЬМА" Молодежная газета "СВЕРСТНИК" 03.07.2015 © Газета "Тень", 2015

Хостинг сайтов, VDS / VPS, Конструктор сайтов QuSiter,
Регистрация доменов .ru, .рф, .su, .com, .net... ,Создание сайтов